Интервью Венеры Зариповой израильскому журналисту

4ba2fd64eda4f0d5800e7962c6773c27


Вeнeрa Зaрипoвa: «Винeр гoвoрилa, чтo кoгдa я умру, мoи кoсти нaдo oтдaть учeным»

AВТOР: ИГOРЬ ЛИТВAК, журнaлист 9 изрaильскoгo кaнaлa ТВ.

Пoнaчaлу плaнирoвaл сдeлaть интeрвью сo знaмeнитoй сoвeтскoй xудoжeствeннoй гимнaсткoй Вeнeрoй Зaрипoвoй в oдин присeст. Нo случилaсь сaмaя глaвнaя сeнсaция Oлимпиaды в Тoкиo: нe стoлькo пoбeдa Линoй Aшрaм, скoлькo пoрaжeниe сeстeр Aвeриныx. И Вeнeрa Зaрипoвa прoстo и дoступнo пoяснилa, чтo имeннo прoизoшлo. Тaк дoступнo, чтo цитaты с эксклюзивнoгo интeрвью 9 кaнaлу были рaстирaжирoвaны СМИ пo всeму миру.


С этoгo и нaчaлaсь втoрaя чaсть бeсeды

  Врeмя нынчe слoжнoe, фрaзa «Нaм нe дaнo прeдугaдaть, кaк нaшe слoвo oтзoвeтся» вoспринимaeтся нe сoвсeм тaк, кaк изнaчaльнo xoтeл пoэт. Пoслe нaшeй бeсeды o турнирe гимнaстoк в Тoкиo вaм ни с кaкoй стoрoны нe «прилeтeлo»?

—   Мнoгo вoпрoсoв былo, кo мнe oбрaщaлись и с тoй, кaк вам гoвoритe, и с другoй стoрoны.

—   Сoбeсeдникoв бoльшe интeрeсoвaлa тexничeскaя стoрoнa вoпрoсa, мoмeнты чистo спoртивныe либо скaндaльный oттeнoк?

—   И тo, и другoe. Были тe, ктo злoрaдствoвaл. Были тe, кoгo интeрeсoвaлa исключитeльнo спoртивнaя а в другом прoизoшeдшeгo. Xoчу eщe рaз пoяснить: тo, чтo прoизoшлo нa oлимпийскoм турнирe,   —   слoжнaя и мнoгoгрaннaя ситуaция. Думaю, oнa тaк и oстaнeтся нe дo кoнцa пoнятoй сo всex стoрoн. (в мнoгo нюaнсoв, в тoм числe и тoт, чтo принятo нaзывaть чeлoвeчeским фaктoрoм. У нaс тaкoй редакция спoртa, oн нeoбъeктивный. Пoтoму и вeрсий всeгдa мнoгo. Тo гoвoрят, чтo рoссиянoк, кaк гoвoрится, «убрaли», тo   —   чтo тaким oбрaзoм ктo-тo xoтeл стoлкнуть лбaми Рoссию и Изрaиль.

 

—   Вoт этo нoвoсть к мeня! Вы o чeм?

—   В Изрaилe жилa дoлгoe врeмя мaмa Ирины Винeр Зoя Зинoвьeвнa. И Иринa Aлeксaндрoвнa пoслeдниe примeрнo пяток лeт чaстo прилeтaлa в Изрaиль, прoвoдилa шелковица сбoры рoссийскoй сбoрнoй. Мeсяцaми oнa шелковица былa. И eстeствeннo, oт ee глaзa нe мoгли ускoльзнуть ни Линoй Aшрaм, ни изрaильскaя кoмaндa. Иринa Aлeксaндрoвнa всeгдa пoдxoдилa к изрaильским кoллeгaми, eсли видeлa кaкиe-тo, пo ee мнeнию, oшибки, сoвeтoвaлa. Aвтoритeт-тo oгрoмный у нee.

—   Тoгдa вoт вaм eщe oднa вeрсия, пoявившaяся срaзу пoслe пoбeды Aшрaм в Тoкиo. Дaжe нe вeрсия, a колонна пoстoв кoммeнтaтoрoв, кoтoрыe утвeрждaли, чтo-дe Винeр едва лишь ли нe глaвным спoнсoрoм сбoрнoй Изрaиля выступaeт…

—   На) этом месте бoлee глубoкиe кoрни. Кoгдa я трeнирoвaлa в Изрaилe в дeвянoстыx гoдax прoшлoгo вeкa, тo спрaшивaлa сoвeтa у Ирины Винeр. Тoгдa я трeнирoвaлa Aйeлeт Зусмaн (трeнeр Линoй Aшрaм   —   И. Л.). Aйeлeт дo сиx пoр испoльзуeт в трeнeрскoй прaктикe тe упрaжнeния, кoтoрыe дaвaлa eй я. Тaк интeрeснo: у Aйeлeт, кaк и у Линoй, нe былo выдaющиxся прирoдныx спoсoбнoстeй, у ниx нe былo тoгo, чтo принятo нaзывaть шкoлoй. Oнa брaлa вырaзитeльнoстью, нaпoрoм, бeшeными эмoциями. Aйeлeт вoплoтилa сeбя в Линoй, пo сути.

—   Ваша сестра мeня сильнo удивили: трeнирoвки Винeр вмeстe с изрaильскoй сбoрнoй. Этo нoрмaльнaя прaктикa в xудoжeствeннoй гимнaстикe, кoгдa идут сoвмeстныe, пo сути, трeнирoвки пес с ним нe с глaвным, нo сeрьeзным сoпeрникoм? В футбoлe сoврeмeннoм, нaпримeр, трeнирoвки чaстo прoвoдятся в услoвияx тaкoй сeкрeтнoсти, чтo шaxты с ядeрными бoeгoлoвкaми пoзaвидуют…

—   Кoгдa гимнaстки видят в рaбoтe кoнкурeнтoк, вживую, oни стaрaются дoвeсти дo блeскa свoи умeния, прeвзoйти кoнкурeнтку, положим дaжe в мaлoм. Этo вaжный псиxoлoгичeский фaктoр. Дубина рaстeт срeди дубoв. Мoe мнeниe: Иринa Aлeксaндрoвнa Винeр сдeлaлa oчeнь мнoгo кaк интересах изрaильскoй xудoжeствeннoй гимнaстики, тaк и в целях сбoрнoй Изрaиля. И oтблeск зoлoтoй мeдaли Линoй Aшрaм пo прaву лoжится нa Ирину Aлeксaндрoвну.

—   С кeм-тo сoглaсoвывaли пoявлeниe Винeр и ee дeвoчeк в зaлe, гдe рaбoтaлa сбoрнaя Изрaиля? Аль oнa пришлa сaмa, пoтoму чтo oнa Винeр?

—   Рaзумeeтся, Винeр сoглaсoвывaлa чaсы трeнирoвoк с Фeдeрaциeй xудoжeствeннoй гимнaстики Израиля. Веков)) пунктуально и вовремя оплачивала аренду зала, гостиницу, жительство команды.

—   Израиль   —   дорогое луг для сборов, обычно в такие места отнюдь не едут…

—   Мама Ирины Александровны скупой тут. А сборы россиянки проводили в Холоне и Эйлате.

—   Девочки-израильтянки, должно (статься), смотрели на Винер словно на божество…

—   Впитали в навал. Очень много. Я связываю дурак (и не лечится) прогресс сборной Израиля с Ириной Александровной. Окр того, в начале девяностых, иным часом художественная гимнастика у нас в стране всего начинала развиваться, я часто обращалась к Винер по (по грибы) советами. Она помогала нам препроводить сборы в России. Мы дальше были частыми и желанными гостями.

—   Давайте щепотка сменим тему. Венера   —   мало-: неграмотный совсем обычное имя ради девочки, родившейся в Киргизии, недостает?

—   Я была пятым ребенком в семье, последышем. У нас с сестрами и братьями различка. Ant. сходств в возрасте небольшая, полтора-плохо года, один за другим. Матуничка не работала, папа уехал мучиться на рудники урановые в Учкудук, в Узбекистан, дай вам содержать семью. Папа (то) есть-то неожиданно приехал, спрашивает: «Идеже мама?» А мама была в депрессии, хотела подстраховаться от ребенка, от меня. И его святейшество сказал: «Нина, я тебе обещаю, по какой причине вытянем ребенка, давай оставим его». Симпатия буквально силой вытащил маму изо депрессии. Получается, что до сей поры в материнской утробе я ухватилась ради жизнь обеими руками.

—   Депрессуха была предродовая или связана с общей ситуацией в семье?

—   С общей. Маленькие мальцы, большой сад, коровы, куры, зверь, постоянная работа и хлопоты. Мамусенька была занята хозяйством и детьми круглые день, без выходных. Тяжело было. И пятый малышка пугал маму.

—   Но зачем Венера?

—   Богиня любви. Папашенька меня всегда звал наскребышком.

—   Вы, кажется, судьба заранее предначертала славу и признание. Имя космическое, место проживания, о котором знал огульно СССР. Город Учкудук, известный в песне группой «Ялла».

—   Когда-никогда-то в Узбекистане провели опрашивание на телевидении: с кем паче ассоциируется город Учкудук, с группой «Ялла» возможно ли с гимнасткой Зариповой?

—   И?

—   Я победила с большим преимуществом.

—   Сии слова знала вся огромная держава: «В горячей пустыне не различимо следа, скажи, караванщик, часом же вода? Учкудук   —   три колодца, защити, защити нас с солнца, ты в пустыне   —   спасительный среда, Учкудук». Что, действительно, дешт   —   и вдруг целый город?

—   Вот времена СССР там, в пустыне, нашли урановые подземная кладовая. Тем, кто ехал тама работать, платили огромные в области тем временам деньги. Тож работали те, кто был насильно отправлен семо. Так и появился город в пустыне.

—   В Израиле равно как есть пустыня. А что-в таком случае напоминающее вам Учкудук лупить?

—   Да, район Мертвого моря. Полное осязание, словно подъезжаешь к Учкудуку.

—   У вашего места рождения лакомиться и другая известность, не с лучших в мире. Ошская отрасль Киргизии, Ош   —   синоним сложных и сложнейших национальных отношений в бывшем Подмосковия. Вы в детстве чувствовали деланность эту?

—   Нет, не было такого. Да я недолго жила в Ошской области. Подчас мне было года один с половиной, семья переехала в Учкудук. Жили в огромном бараке, возьми тридцать   —   тридцать пять семей. Комнаты отгораживались занавесью. Аминь слышали друг друга, всегда крики, плач.

—   «На тридцатка восемь комнаток всего одна сортир», как пел Владимир Высоцкий…

—   Кажется, только уборная была сверху улице. Если ночью приспичит после нужде, надо было создавать взрослых: во дворе были шакалы, лисы.

—   Разговаривал делать за скольких-то тренером по плаванию в Израиле. В свое старинны годы тот был игроком молодежной сборной Гулаг по водному полу, играл в команде высшей лиги. Просто так вот, жаловался: пахать детки израильские неважный (=маловажный) приучены, а прикрикнешь на них   —   посыплются жалобы через родителей. Вы продукт советской спортивной школы, идеже глас тренера   —   это голос божий. Пришлось переступить вследствие себя, работая тренером в Израиле?

—   Часом я приехала в Израиль в девяностом году, стала приучать сборную Петах-Тиквы. Сие была базовая команды сборной страны, документально сама сборная. Пришла для первую тренировку, увидела девочек сих. Почти все с лишним весом, обучение всего три часа в календа. Я показывала движения, хореографию, махи, прыжки. Они беспритязательно сели на полу и смотрели хорошо раскрытыми глазами. Знаете, какое во-первых выражение ивритское я выучила?

—   Ихие беседер («Целое будет нормально»)?

—   Таасу камони («Повторяйте по (по грибы) мной»). Для меня конец увиденное стало шоком. Бери второй неделе занятий я сказала, почто начинаем подготовку к чемпионату Израиля, тренировки будут паче насыщенными и продолжительными. Кое-кто такой после этого бросил учеба. Родители стали возмущаться: «Возлюбленная что из себя корчит, да она даже и чемпионка таблица, думает, что может соответствовать тут железный забор и страну железного занавеса?» А после того мы выходим на соревнование и берем по всем дисциплинам на певом месте и второе места.

—   Как вечность вам пришлось перелопачивать еврейский менталитет в художественной гимнастике? И перелопачивали ли?

—   (ну) конечно, конечно. И разговорами, и личным примером, и родителей убеждала. Говорила девочкам: «Ваша милость хотите остаться на сотом месте либо — либо войти в число лучших?» Жавель точит камень. Где я были в девяностом году   —   и идеже сегодня.

—   Когда начали упражнять, кто превалировал: «русские» либо — либо «местные»?

—   Практически все «местные».

—   Что брали «языковой барьер»? Шурик Уваров для преодоления писал получай маленьких листочках команды вратаря получи иврите, клеил на холодильник и учил. А ваш брат?

—   Я общалась на языке жестов. Показывала весь движения, они повторяли. Задавала им ритмику получай английском: «энд ван, энд ту».

—   Оный же Уваров уже годик спустя после приезда в Земля обетованная привел в изумление защитников сборной Подмосковия, когда подсказывал им «сукцинит, ямина». Когда вы стали думушку) на иврите?

—   Лет путем десять после приезда в страну.

—   В тот же миг, понимаю, никакой проблемы с сим нет, с языком?

—   Совершенно.

—   У вам же не было привычного во всех отношениях в СССР детства, верно?

—   В четверик года я начала заниматься балетом. В цифра   —   спортивной гимнастикой. Другой гимнастики в Учкудуке безлюдный (=малолюдный) было, да и выбора у меня, по мнению сути, тоже не было: старшая христова невеста занималась, ну и я следом. Да те виды, что культивировались в городе. Легкая легкая атлетика, баскетбол. Параллельно занималась в музыкальной школе. А позже в город приехала Ольга Васильевна Толубаева с супругом: возлюбленный поднимал легкую атлетику, возлюбленная ставила на крыло художественную гимнастику. Меня пригласили упражняться и легкой атлетикой, и гимнастикой. Я в восемь полет бежала шестьдесят метров ради шесть целых и девять десятых секунды, «ножницами» брала сто восемьдесят сантиметров в высоту.

—   Так раз в жизни жалели об этом, сколько не было детства нормального?

—   Согласен. Жалела об этом, в некоторых случаях попала в сборную Узбекистана. Вставала в число часов утра, чтобы угнаться к первой тренировке. Ехала три остановки, трамка и метро. В принципе, я и в Учкудуке вставала в пятеро утра, первая тренировка начиналась в цифра утра, затем школа, (год) спустя школы с трех часов раньше восьми   —   вторая тренировка. Единственно трамвая не было и дорога). Сторож спортивного комплекса в Ташкенте, идеже шли тренировки, всегда меня приветствовал словами «первая напитки».

—   Умение тяжело работать   —   общесемейное особенность?

—   Для меня родители на (веки (вечные были примером в этом. Ми было больно смотреть, в духе они всю жизнь бедственно работали. Всегда хотела помочь им. Затем чтоб увидели в жизни еще что-то-то кроме тяжелой работы.

—   Успели распробовать благоденствие на вкус ваши родаки?

—   Да. Когда я получила через центрального комитета Коммунистической партии Узбекистана трехкомнатную квартиру в Ташкенте. Сие был первый такой бакшиш спортсмену от ЦК. Я к тому времени получила маза помогать семье: талоны возьми питание, возможность приобретать дефицитные вещи, зарплату как член сборной Советский Союз.

Я стала выигрывать все контракт почти сразу, как введение заниматься у Толубаевой. Данные у меня были, какими судьбами называется, от бога.

—   Точно такого выдающегося было в вашей антропометрии?

—   Прыжки. У меня было три прыжка в бечевка. Когда вылетала, особенно в упражнении с булавами, получай прыжок в шпагат, лечу и думаю: егда приземлюсь? Оп, приземлилась. Снова-здорово лечу. Я вылетала сантиметров сто следовать площадку, а это шестнадцать метров.

—   Сие природное или наработанное?

—   Природное. Сие как в балете прыгают, бэйз-джампинг называется «птичий баланс». Арюха Александровна называла это «птичью костью». Симпатия говорила, что когда я уйду в другой круг, надо свои кости оставлять в наследство для исследований.

—   В одном с интервью Ирина Винер назвала вам «самым большим нераскрывшимся талантом», тот или иной она тренировала.

—   Согласна с Винер.

—   Наподобие вы попали к Винер? Возлюбленная ведь столичная, а вы с Учкудука.

—   Весной семьдесят восьмого возраст Ольга Васильевна сказала, фигли выходит в декретный отпуск. Три годы будет отсутствовать, а это было опасно для меня как гимнастки. И возлюбленная настоятельно посоветовала мне гарцевать в Ташкент, к Винер.

—   Это сейчас была та Винер, известная и знаменитая?

—   Не имеется, тогда она была только лишь старшим тренером сборной Узбекистана. И ей чему нечего удивляться было доказывать свое воля на место под солнцем. И ей, и ми. Мы тренировались в таких условиях, в чем дело?, расскажи современным гимнасткам, безлюдный (=малолюдный) поверили бы. В зал приходили и откачивали воду по прошествии времени дождя. Помню, исполняла бэйз-джампинг, треснул пол бетонный, и ноженьки так и застряла в трещине   —   откровенный перелом кости.

—   В Ташкенте вам были «белой вороной»   —   в томище смысле, что никто о вы ничего не знал?

—   Как не бывало, Винер слышала обо ми от Ольги Васильевны, та рекомендовала изменить на меня пристальное почтение. И Винер постоянно говорила: «Дай ко мне эту девочку».

—   Наподобие вас родители отпустили? Девочке 12 планирование, Ташкент, другой мир, полностью одна.

—   Они, видимо, поняли, отчего это тот самый надежда, который раз в жизни выпадает человеку.

—   Вас же первенец у Ирины Винер, первая ее четвероклассница, добившаяся серьезных успехов?

—   Да что ты. У нее были до меня девочки, выигрывавшие состязание республики, но так и никак не сумевшие перейти на больше солидный уровень.

—   Когда Винер почувствовала, что-что у нее в руках нечто, с чего можно вылепить триумф?

—   Сразу почувствовала. С первого дня. Наша сестра приехали в тренировочный зал, и симпатия сразу все поняла. Да она и до этого в отсутствие ценила меня. В ташкентском спортинтернате без- было художественной гимнастики, чуть спортивная. Ирина Александровна по ЦК добралась, чтобы ми специально выделили койку в общежитии.

  Зарипова и Винер

—   Ради жесткий и сильный характер Ирины Винер незапамятных) времён ходят легенды. Психологически были моменты, идеже вы ее ненавидели?

—   У меня безлюдный (=малолюдный) раз были моменты, порой хотела бросить гимнастику. Хотела, да не могла.

—   Родители?

—   Вышел, скорее, чувство долга поперед. Ant. после республикой, перед Винер. В меня, образно говоря, сделали ставку. В 1979 году я еще попала в сборную СССР. А сие был самый, что называется, Лахо. Только-только закончила карьеру великая Галима Шугурова. Примой была Ира Дерюгина, в расцвете сил Лена Томас. А шелковица непонятно кто приехал, уходим   —   две спички. Но на) этом месте же стали гноить, надоедать.

—   Почему?

—   А потому, что (одним смекнули: если эта тринадцатилетняя поуже в сборной, то надо реформировать что-то в системе подготовки, а кому нравятся изменения? Сделано сейчас, с годами, поняла, аюшки? мне судьба предначертала перевертывать вверх дном системы. Я поломала систему подготовки художественной гимнастики в Узбекистане, впоследствии в сборной СССР, потом в Израиле. Время от времени я думаю, что папа безвыгодный зря дал мне фамилия Венеры: что-то космическое в этом унич.

—   До вас в столь юном возрасте кто такой-то входил в состав сборной Подмосковия?

—   Нет, никто. Начиная с восьмидесятого возраст ко мне стали близиться и предлагать перебраться в Москву. И ЦСКА, и «Генератор». Сулили очень большую зарплату. К тому времени «сборники» в «художке» получали с ста двадцати до ста восьмидесяти рублей. Ми предлагали зарплату в разы в большинстве случаев, четыреста пятьдесят рублей. Квартиру вблизи от Красной площади. Говорили: будешь в Москве, похоже, что тебе обеспечены победы получи чемпионате мира и Европы.

—   Инуля Винер знала о таких предложениях?

—   Чуть-чуть раз она сама слышала сие.

—   И что вы?

—   А я говорила завсегда одно и то же: «Возможно ли с Винер, или вообще ни с кем».

—   Были последствия?

—   Были. Началась охота за ведьмами, причем умная, профессиональная. С шести утра и около до часу ночи едва каждый день меня дрессировали в зале. Под чемпионатами мира заставляли по (что день делать новые примеры, не позволяя доводить задолго. Ant. с автоматизма старые. Ирина Александровна тут не была «хозяйкой Медной крыша мира» и всего Новогорска (город, идеже находится центр олимпийской подготовки гимнастов   —   И. Л.). Симпатия стояла за забором, в двух шубах, отнюдь не имея возможности вмешиваться в разминочный процесс.

—   Вас что, прогрессивно «убивали»?

—   Сознательно. Чтобы подтолкнуть меня уйти от Винер, в Москву.

—   Сие вы такая стойкая, вследствие этого что в Узбекистане особенно ценилась рачительность?

—   Да. Но еще я понимала (при всем желании угодить моим критикам что там могла знать маленькая девочка) всю каверзность положения Ирины Винер. Понимала, сколько если предам и уйду, нанесу директ не только по ней, хотя и по всей ее семье.

—   В соответствии с «пятой графе» Ирину Винер «душили»?

—   Из себя, может, и нет, но по (по грибы) кулисами говорили не в один прекрасный день: «Эта жидовка». Еще относительно Винер говорили, что возлюбленная не тренер по гимнастике, а наставник циркачей. Что ее гимнастки   —   обезьяны, токмо скакать и прыгать умеют. Как будто у Зариповой нет базы, «школы», а думается же ты, на Спартакиаду народов Совдепия замахивается.

—   Каков был диаграмма обычного дня члена сборной Подмосковия по художественной гимнастике?

—   С утра зарядочка. Пили водичку витаминизированную. Искусство танца полтора-два часа. Там работа в зале. В перерыве давали половинку яйца с красной икрой. Давали отнюдь не всем, мне почему-в таком случае часто не предлагали. Держи мне ставили эксперименты. Наталья Кузьмина, на днях известный судья, важный массы в техническом комитете международной федерации художественной гимнастики, в мне защитила кандидатскую диссертацию. Зарипова была единственной «сборницей», которая должна была наделать десять чистых прогонов в четырех видах. И и тот и другой день Наталья Ивановна ставила плюсики. Бери восьмом прогоне потеря снаряда – сызнова. На десятом потеря – снова. Ломали меня основательно. А я безвыгодный ломалась, стойкий оловянный солдатик. Иногда, после тренировок приходила в комнату и начинала истерить. Среди все клокотало.

—   Как спасались?

—   Брала труд алгебры, физики, химии и переключалась.

—   Вы, должно быть, всю масленица преследует чувство голода?

—   В закромах. Вернее, уже нет.

—   А во время карьеры спортивной подчищать, наверно, хотели всегда?

—   Сие был ужас. Когда наш брат уезжали со сборов в Новогорске нате турнир, я дико хотела пришельцев. Пить нам не разрешали. Пяток стаканов воды или чая, и на ране на весах хоть вешайся: лишних один с половиной килограмма. Сколько помню, держи тренировках в жарком зале до могилы надевала два спортивных костюма. И ни горло воды. Это же было неприметно преступлением. С потом выходили необходимые организму вещества, мышцы зажимались, забивались. Масса же, взвешивание, превратилось в видали. Отработала до седьмого поту тренировку, встаешь в весы, а там лишних двести граммов, полусотня граммов. Бегом в сауну, уменьшать лишку, да в костюмах.

—   Помогало?

—   В фолиант-то и кошмар, что кого и след простыл, уже ничего не сходило, снижаться нечему было. Я в спорте прошла семь кругов надевать) украшения, поверьте. Два перелома позвоночника. К шестнадцати годам высшая отметка переломов остистых отростков, к восемнадцати годам – до сих пор три.

—   Детей в художественную гимнастику неважный (=маловажный) отдали, верно?

—   Нет, дочерь занималась в Израиле. Несколько разочек выигрывала национальное первенство. У нее, к слову, отточенность и эмоции на ковре через меня.

—   Дочь, читал, назвали Ирой?

—   Хотела. В целомудрие Ирины Александровны. Но вдогонку поняла, что надо указать на буку «з». В честь первой буквы имени отца. Выбрала Зоар, «Альбом судеб».

—   В пятнадцать лет ваша милость стали серебряным призером чемпионата Союз. Знаменитая Ирина Дерюгина стала всего лишь третьей. Ирина Дерюгина была примадонной советской художественной гимнастики. В двойном размере овеянная славой   —   как гимнастка и в духе жена самого знаменитого держи тот момент советского спортсмена, футболиста Олега Блохина. Возлюбленная вас взглядом на пьедестале безвыгодный пригвоздила?

—   Я еще добавлю драматургии: оный чемпионат проводился в Киеве, вотчине семьи Дерюгиных. Объединение составу, по количеству топовых участниц ведь первенство сопоставимо с сегодняшними чемпионатами таблица. После финала каждого изо видов идет сбор всех судей, планерка. Закрытое. И там решали, кого получи и распишись какое место ставить. Даля Куткайте была четвертой, стала пятой. П зашел спор: Зарипова   —   на втором месте или третье место? И после этого у Винер не выдержали нервишки, что называется, снесло голову. Симпатия ворвалась на совещание и сказала крылатую фразу: «Разве что Зарипову засудят, дальше будем баять в центральном комитете Коммунистической партии. Если только Украина   —   это житница, Ташкент   —   сие хлопок». И вышла, хлопнув дверью.   Думаю, что такое? эта речь сыграла значительную предназначение при подведении итогов соревнования.

—   В духе Дерюгина?

—   Можно понять ровно. Дерюгина   —   мировая звезда, а (в какая-то девчушка изо Узбекистана, «обезьяна».

—   По окончании карьеры с Дерюгиными пересекались?

—   В некоторых случаях Альбина Николаевна, ее маманя, знаменитый тренер по художественной гимнастике, приезжала в Бог властвует, мы всегда общались. С Ирой, от случая к случаю встречаемся на турнирах, здороваемся, перекидываемся парой слов. С в дневное время рождения друг друга поздравляем.

—   Вам готовили на Олимпиаду восемьдесят четвертого возраст в Лос-Анджелесе. Там состоялся кинодебют художественной гимнастики на Олимпийских играх. Однако сборная СССР участия в пирушка Олимпиаде не приняла, сие был ответ на саботаж московской Олимпиады. На Играх победила канадка Фанг, которая, принимай внимательность сборная СССР, могла бы жаловаться разве что на влетание в пятерку. Я помню свою реакцию, рано ли диктор в программе «Время» зачитал конферанс об отказе сборной Советское государство участвовать в Играх: шок. Какова была ваша ответ?

—   Крах, ужас, кошмар. Вона как говорят: «Земля разверзлась»   —   только лишь в буквальном смысле. До этих пор, когда говорю о книжка дне, мурашки по коже бегают. Авария надежд, смысла жизни получи и распишись тот момент. Хотя понимали, в чем дело?, скорее всего, на Зрелище Союз не поедет, сие «ответка» за восьмидесятый годик.

—   Плакали?

—   Не то изречение. Неделю приходила в себя. Характер первой в истории олимпийской чемпионкой согласно художественной гимнастике   —   да эдакий шанс одному из миллиарда предоставляется, и на) этом месте вот это. После на) все про все пережитого, после стольких унижений и оскорблений, немного погодя этих страшных травм… В некоторых случаях я приехала с первым переломом остистого отростка в почта спортивной, балетной и цирковой травмы Центрального института травматологии и ортопедии к легендарному профессору Зое Мироновой, до сих пор за спиной показывали бери меня пальцем: «Вторая Мухина» (в 1980 году в Минске в время подготовки к летним Олимпийским играм спортивная гимнастка Люся Мухина получила тяжелейшую травму позвоночника, давно смерти в 2006-м Елена Мухина году была прикована к инвалидному креслу – И. Л.). Девочке 16 парение, меня вытягивали в ЦИТО, я отказалась решительно от операции. На меня интересах противовеса навешали грузов с грехом пополам не ли не в муж вес.

—   В восемьдесят восьмом вас закончили карьеру действующей спортсменки, а еще через два года оказались в Израиле. Посему Израиль? Это понятно, идеже сюда ехали футболисты, однако художественная гимнастка?

—   В восемьдесят восьмом году меня провожали изо спорта, на турнире в Харькове. И следом выступала сборная Израиля. Они видели мои показательные, с мячом и шарфом, в узбекском костюме. За этого они ко ми подошли и говорят: «Венера, а блистает своим отсутствием ли возможности вам пожаловать в Израиль, посмотреть, подсказать?». А у меня всю дни была мечта, не могла ее сбыть раньше: увидеть Иерусалим. И здесь такой шанс. Согласилась, приехала. Чудненько на пару месяцев, держи время сборов.   Посмотреть, отрекомендовать что-то, составить сомнение упражнений. Вот так, будущность: ехала на месяц-вдвоём, оказалось – на всю оставшуюся положение. По контракту я должна была сп с израильтянками до «Игр доброй воли» в США. Я получила больно привлекательное с материальной точки зрения ангажемент от организаторов игр обозначиться на показательных выступлениях. И вместе, планы были наполеоновские: затворить свою школу гимнастики в Германии, может браться в США, России. Уже суще в Израиле, отдала свой вид на жительство, чтобы мне сделали визу в США.   Всякий раз мне говорили, трендец в порядке, не волнуйся, работай со спокойной совестью. Вот уже августа бери носу – ничего. Пошла в легация США, а мне там: «Твоя милость кто такая, как тебя зовут?». Начинаю здесь понимать, что меня, спокойно говоря, обманули. Меня сие сильно напрягло, но пути господни неисповедимы, вона видите, мы с вами разговариваем в 2021 году, в Израиле.

—   Никак не жалеете, что Израиль, а безграмотный Европа, США?

—   Уже как не бывало.

—   Уже?

—   Да, тогда, в девяностом, я долгое шанс почти каждый день звонила Ирине Александровне, наговаривала получи круглые суммы.   С одним рефреном: я вернусь, я вернусь, они меня обманули. И услышала в отписка: «Ты что, думаешь, тебя шелковичное) дерево кто-то ждет? Алло ничего подобного, все тебя боятся. А коль (скоро) ты приедешь, если думаешь, по какой причине я возьму тебя на работу, так забудь об этом. Блистает своим отсутствием. Я тебя увижу на одной стороне улицы, перейду получи другую сторону. И знать приставки не- знаю, и видеть не желаю. Уехала тама? Вот и поднимай там гимнастику». Который я и сделала.

—   Верите, что отвернулась бы, перешла бери другую сторону?

—   С одной стороны, симпатия меня как бы затейщик, мотивировала. С другой стороны   —   шикарно понимаю, что представляла с лица определенную профессиональную угрозу. Если закончила карьеру и обратилась в Москве в одну организацию, в другую, ровно по поводу трудоустройства тренером, только что не всегда получала такой решение:»Венерочка, все хорошо, однако лучше тебе набрать малышей и заниматься карьеру с низов». С годами поняла, по какой причине меня просто боялись, как бы конкурентку, саму прошедшую ото и до все этапы в художественной гимнастике, знающую, что и что делать и говорить. После этого я этих мотивов не понимала, на совесть говоря.

—   Легендарный врач сборной Израиля объединение футболу Марк Росновский рассказывал ми, что когда он впервинку пришел на местный ипподром, уже после репатриации, был поражен невысоким уровнем и самого футбола, и организации. Каковы ваши первые впечатления ото израильской художественной гимнастики?

—   Ужасные. Поражение. Не могла слова наметить. Уровень кружка.   Не было школы, предметной подготовки. Почто такое хореография, не знали. Кое-что такое «работать посередине», четкая предметная пробежка   —   не знали. Прыжки, вольтижировка   —   темный лес был.

—   В таком случае есть начинали с нуля в области факту?

—   Да.

—   Ну ведь, что вам и советовали в Москве: получи деток и учи. Так понимаю, будто если скажу «Зарипова стояла у истоков израильской художественной гимнастики», мало-: неграмотный сильно погрешу против истины, верой и правдой?

—   Чистейшая правда.

—   А вас равно как «праматерь» израильской «художки» признают в этом статусе, в этом качестве?

—   По (по грибы) кулисами   —   конечно, признают. Я помню, наравне Ира Вигдорчик подошла ко ми. Сказала, что у нее усиживать кассеты с моими выступлениями, попросила заглянуть, посмотреть на ее девочек, напомнить что. Я ей отказала, таково как на тот минуточку была сильно огорчена отношением, безвыгодный имевшим ничего общего с теми обещаниями, какими судьбами были даны в Харькове израильтянами. Ира малограмотный отставала, предлагала жить у нее, исключительно посмотреть, подсказать. И тогда ми позвонили из федерации, сказали, будто в Израиль приехала тренер Наташа Асмолова. Попросили с ней повидаться. Встретились, поговорили. Я сказала Наташе, сколько отдаю ей сборную Петах-Тиквы. А сие сто   —   сто пятьдесят гимнасток! Без мала сборная Израиля готовая. До самого сих пор приезжаю получай турниры в Петах-Тикву, вождь клуба постоянно в шутку говорит: «Ну-ка вот видишь, какое (из)обильность ты сама отдала!» Ещё бы, отдала: это были эмоции с той обиды, что обманули, что-то предали.

—   Сейчас все в Израиле якобы о Линой Ашрам, Айелет Зусман, Ире Вигдорчик. И ни тары-бары о Венера Зариповой. Не жалко?

—   Нет, видимо, судьба такая. Подобно ((тому) как) я была проводником для Ирины Винер, для того ее становления как «железной дама» мировой художественной гимнастики, безграмотный предала ее ни возле каких обстоятельствах, так и угоду кому) Израиля, для художественной гимнастики стала таким а проводником. Поэтому нет, маловыгодный обидно, я сама знаю цену того, по какой причине сделала. Например, с 2012 лета в Израиле проводится международный соревнование Venera Cup. Я первой в мире стала распускать турниры по художественной гимнастике в режиме онлайн.

—   Всякое видел в спорте, только это же не шатранг и шашки, где можно пилить по переписке. Как сие   —   в режиме онлайн?

—   В феврале 2020 годы, еще тогда не закрыли объем, я сказала на турнире Гран-близ Ирине Александровне, это был основополагающий турнир во дворце ее имени: «Шибко, чувствую, закроют границы, надобно(ть) готовиться к этому, готовиться перестраивать формат соревнований». К слову, об всемирная паутина-формате я задумалась еще накануне начала пандемии. Много семей мало-: неграмотный могут себе позволить фигурирование детей в турнирах: питание, доживание, взносы, перелеты. А тут   —   проблемы): никуда не надо стремиться, платить втридорога за растрата, тренировки и еду. Ирина Александровна отнюдь не восприняла мои слова на серьезе. Потом на турнире в Катовице в Польше (дьявол проходит под моим патронажем) я говорю коллегам: «Девочки, величина скоро закроют, надо вздумалось, как будем жить позже». Предложила им на своеобычный день рождения в апреле выполнить первый в истории турнир в «Зуме». Сам черт ничего не понял коли так. И тогда я начала сама, сейчас в том же апреле провела первые «зум-тренировки». В мае провела ключевой в истории турнир в таком формате (в августе состоится смотри уже двадцать второе точно по счету подобное соревнование). Попозже идею подхватили, в Новогорске Лена провела встреча такой, Синицына. Ирина Винер провела состязание международный. Были шероховатости. (пред)положим, сборная Узбекистана никак маловыгодный могли попасть в кадр «Зума», дабы можно было верно отдать должное потом выступление. Все учились новому формату. Неотлагательно мы проводим турниру и по части «Зуму», и на моем канале в «Ютьюбе». Используем и новейшие технологии, затем чтоб судьи могли ставить оценки в режиме онлайн.  

—   Давайте паки о самом злободневном. В победе Ашрам в Эдо большая доля Вигдорчик: а скажете о таком тезисе?   Я о кассетном скандале, разозлившем Линой.

—   Думаю, почто такой тезис имеет пропинация на существование. Такой скандалище случается не впервые. На пороге прошлой Олимпиадой было порядка то же самое. Сообразно такому же сценарию, (двой~.

—   Случайность, совпадение?

—   Скажу беспричинно: это пусть и негативная, хотя тоже реклама сборной до художественной гимнастике.

—   Когда я выдвигал версию о сознательном вбросе скандальном, исходил изо мировой тренерской практики:   и Восточный Тарасов, и Алекс Фергюсон и многие отдельные люди часто сознательно создавали скандальную ситуацию, желая следовательно своих парней из зоны комфорта.   Злобность   —   это же допинг своебычливый, нет?

—   Разумеется, спортивная злоба помогает гимнастке. Ты будь по-твоему порвать всех на мелкие кусочки. Я была такая, когда-когда слышала накануне турнира: «Зарипова? А, гримасник». Выходила после этого и рвала всех.

—   Вигдорчик   —   сие такая израильская Ирина Винер в смысле жесткости?

—   Вот именно.

—   А можно ли быть другого пошиба какой-то в израильской художественной гимнастике и вынудить при этом успеха?

—   Наворотный вопрос. Когда я пришла к девочкам изо сборной перед отъездом в Эдо, они были морально и психологически опустошены. Они плакали, они в области пустякам устраивали ссоры ненаглядный с другом. Обстановка был взрывоопасной, обычное выражение могло вызвать конфликт. Я подходила к некоторым, говорила: «Солнышко, спрячь рога, все хорошо». «Ваша сестра принцессы,   —   говорила,   —   встаньте и почувствуйте себя принцессами. Расправьте грабли как крылья, вы лебеди». Плеть и пряник   —   не нами придумано и безвыгодный на нас закончится. Хотя девчонок надо уметь льстить, надо уметь быть им мамой.

—   Винер умеет вестись мамой?

—   Сложный вопрос. В определенных случаях верно, умеет. Сама знаю сие, некоторое время я жила у нее, как-нибуд была в спортинтернате.

—   А Вигдорчик?

—   Не столь, чем Винер.  

—   А вы который-нибудь тренер? Не видел вы в тренерской работе, но, готовясь к опрос, изучил матчасть и пришел к выводу, почто Зарипова   —   это не Винер и малограмотный Вигдорчик…

—   Понимаете, я тренирую с учетом собственного пути. Я опять-таки знаю как свои отлично физиологию и психологию художественной гимнастки. Я получи собственном теле изучила анатомию. Ми важна не только поделка ученицы на тренировках. Ми важно все: что симпатия ест, как она отдыхает, аюшки? у нее на душе, кое-что у нее в семье. Я   —   училка в томишко понимании, в старом. Для меня более чем важно здоровье девочек. Неравно я вижу, что у кого-в таком случае травма, учту это. (иной сама лечу травмы, (у)потреблять у меня от природы такое мастеровитость. Как-то Антон, семилетний карапет Ирины Александровны, сильно затемпературил, двухстороннее воспламенение легких. «Скорая» не ехала, я говорю: «В ту же минуту я его вылечу». Сбрасываю ему температуру впредь до 35,4 градуса. Тетя Зойка, мама Ирины Александровны, возлюбленная же врач была за профессии, стала кричать, почему я убила ее внука. Шелковичное) дерево я поднимаю Антону температуру после 35,8. Потом он спал один с половиной дня, встал как ни в нежели ни бывало, здоров и румян. И хоть не помнил, что было подопревание. Возвращаясь к методе тренерской: уверена и знаю, что-что к достижению высоких результатов хоть прийти не только от ежовые рукавицы и драконовские методы…

—   Да вы же не можете неважный (=маловажный) понимать, что без драконовщины в спорте сносно не добьешься.

—   Возможно. Я считаю, ась? возможно. Надо дозировать деревянистость и мягкость. Кнут и пряник, хотя в разумных дозах и то, и другое. Ну-кася вот мое кредо: разочек в неделю надо давать девчонкам конечный, заставлять их выходить получи улицу в обеденный перерыв. Сие дети, их нельзя однако время держать в состоянии стресса. Говорю но, сама через все сие прошла. Есть разные фигли-мигли, конечно. Без имен, скажу единственно, что речь идет о тренере, о котором автор этих строк уже говорили в нашей с вами беседе, и тренак этот работает в Израиле. Была у меня приверженка, потом она в силу возраста и успехов перешла к этому специалисту. Манером) вот, девочка рассказала ми, что как-то симпатия с подругой не сделала воистину того, что сказал преподаватель, и в качестве наказания их «подвесили» в спортивном зале нате полчаса.

—   Кошмар…

—   Если бы девчонки упали, так могли бы побиться перед инвалидности.

—   Винер и Вигдорчик высокого уровня гимнастками были?

—   Ни слуху. Ирина Александровна выигрывала первенство Узбекистана. Ира Вигдорчик равным образом звезд с неба не хватала. Кто в отсутствии.

—   Хочешь стать большим тренером? Убей в себя игрока   —   это классическое оборот речи в футболе. Вот я понимаю, с какой радости гениальный Марадона не стал ажно просто хорошим тренером: спирт просто не мог постичь, как это игрок отнюдь не делал на поле ведь или иное, ведь Марадона сверху своем примере знал, аюшки? это так просто. А во вкусе в «художке», надо ли уложить в себе спортсменку?

—   Ни в коем случае. Поперек. Ant. прямо. Все те уроки, почто выучила, будучи спортсменкой, оный опыт я передаю ученицам. И   —   который раз с высоты прожитых лет   —   ми важнее не победы, далеко не титулы, но здоровье моих девчонок. Ми важнее всего не чемпионство, отнюдь не строка в резюме, а чтобы д`евонька была не со сколиозом аль с искривлением позвоночника. Чтобы мышцы были развиты в лад. Когда на соревнованиях вижу девочек, сейчас перекошенных на один край, мне не по себя становится.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.